Каузальная атрибуция.
Страница 2

Г. Келли выявил, что в зависимости от того, выступает ли субъект восприятия сам участником какого-либо события или его наблюдателем, он может преимущественно избирать один из трех типов атрибуции:

личностную атрибуцию, когда причина приписывается лично совершающему поступок;

объектную атрибуцию, когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие;

обстоятельственную атрибуцию, когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам.

Было выявлено, что наблюдатель чаще использует личностную атрибуцию, а участник склонен в большей мере объяснять совершающееся обстоятельствами. Эта особенность отчетливо проявляется при приписывании причин успеха и неудачи: участник действия “винит” в неудаче преимущественно обстоятельства, в то время как наблюдатель “винит” за неудачу, прежде всего самого исполнителя. Общая закономерность состоит в том, что по мере значимости случившегося события испытуемые склонны переходить от обстоятельственной и объектной атрибуции к личностной (то есть искать причину случившегося в осознанных действиях конкретного человека). Если использовать понятие фигуры и фона (гештальтпсихология), то процесс атрибуции можно объяснить тем, что попадает в поле зрения наблюдателя в качестве фигуры. Так, в одном эксперименте испытуемые просматривали видеозапись дачи показаний подозреваемым в ходе допроса. Если они видели только подозреваемого, то воспринимали признание истинным. Если в поле зрения попадал еще и детектив, то испытуемые (наблюдатели) склонны были считать, что подозреваемого вынудили признаться[16].

Кроме ошибок, возникающих из-за различной позиции субъекта восприятия, выявлен и еще целый ряд достаточно типичных ошибок атрибуции. Г. Келли суммировал их следующим образом:

1-й класс – мотивационные ошибки, включающие в себя различного вида “защиты” [пристрастия, асимметрия позитивных и негативных результатов (успех – себе, неуспех – обстоятельствам)];

2-й класс – фундаментальные ошибки, включающие в себя случаи переоценки личностных факторов и недооценки ситуационных.

Более конкретно фундаментальные ошибки проявляются в ошибках:

“ложного согласия” (когда “нормальной” интерпретацией считается такая, которая совпадает с “моим” мнением и под него подгоняется);

связанных с неравными возможностями ролевого поведения (когда в определенных ролях “легче” проявить собственные позитивные качества, и интерпретация осуществляется при помощи апелляции к ним);

возникающих из-за большего доверия к конкретным фактам, чем к общим суждениям, из-за легкости построения ложных корреляций и т. д.

Для того чтобы обосновать выделение именно такого типа ошибок, необходимо проанализировать схемы причинности, которыми обладает человек. Предлагая описания этих схем, Г. Келли выдвигает четыре принципа: ковариации, обесценивания, усиления и систематического искажения. Первый из этих принципов (ковариации) действует, когда в наличии одна причина, три остальных тогда, когда причин в наличии много.

Сущность принципа ковариации заключается в том, что эффект приписывается той причине, с которой он ковариантен во времени (совпадает по времени). Следует помнить, что речь идет все время не о том, какова действительная причина события, а только о том, какую причину действительно приписывает событию, поступку некий “наивный” обыденный человек. Иными словами, здесь исследуются резоны, выдвигаемые в житейской психологии. Это ярко демонстрируется и при анализе следующих трех принципов, названных Келли.

Если причина не одна, то человек руководствуется при интерпретации:

• или принципом усиления, когда приоритет отдается причине, встречающей препятствие: она “усиливается” в сознании воспринимающего самим фактом наличия та­кого препятствия;

• или принципом обесценивания, ког­да при наличии конкурирующих причин одна из при­чин дезавуируется самим фактом наличия альтерна­тив;

• или принципом систематического искажения, ког­да в специальном случае суждений о людях недооце­ниваются факторы ситуации и, напротив, переоценива­ются факторы личностных характеристик.

Процесс атрибуции, определяемый особенностями субъекта восприятия, проявляется и в том, что одни люди склонны, в большей мере, в процессе межличностного восприятия фиксировать физические черты, и тогда “сфера” приписывания значительно сокращается. Другие – воспринимают преимуществен­но психологические характеристики окружающих, и в этом случае открывается особый “простор” для приписывания.

Выявлена так­же зависимость приписываемых характеристик от предшествую­щей оценки объектов восприятия. В одном из экспериментов ре­гистрировались оценки двух групп детей, даваемые субъектом вос­приятия. Одна группа была составлена из “любимых”, а другая – из “нелюбимых” детей. Хотя “любимые” (в данном случае более привлекательные) дети намеренно делали ошибки в исполнении задания, а “нелюбимые” выполняли его корректно, воспринимаю­щий, тем не менее, приписывал положительные оценки “любимым”, а отрица­тельные – “нелюбимым”.

Страницы: 1 2 3


Это интересно:

Деятельность как определяющий фактор для формирования личности. Условия формирования профессиональной деятельности
Все стороны личности обнаруживаются только в деятельности и в отношениях с другими людьми. Личность существует, проявляется и формируется в деятельности и общении. Отсюда и важнейшая характеристика личности – социальный облик человека, вс ...

Категория образа в психологии
Одна из главных проблем общей теории образа – природа образа, отношение между ним и его источником. В некоторых направлениях психологии образ рассматривается как продукт спонтанной работы мозга или произвольной деятельности субъекта. При ...

Место психологии в системе наук
Психику и поведение человека невозможно понять без значения его природной и социальной сущности. Поэтому изучение психологии предполагает знакомство с биологией человека, знания строения и функционирования его центральной нервной системы. ...